деревня Селяне

разговор с очевидцами этих событий

В этот же день 19 октября этот же отряд учинил злодеяния в деревне Селяне.

"Утром еще ни кто не знал, что через несколько часов для нас пойдет совсем иной отсчет времени.

Казалось, начнем еще один день оккупации, зыбкий и ненадежный, как вся череда, но ничем вроде бы от остальных не отличающийся. 

В то утро я зашла к подруге-односельчанке. Там жизнь напомнила о себе острой болью. Немцы увозили сено, грузили наши пленные бойцы. Я заторопилась домой. По дороге встретила соседскую девочку: "Ой, тетя Ань, что-то стреляют!" Выстрелы действительно звучали учащенно, то глуше, то громче. "Снова, наверное, коров отбирают". Но чем дольше мы шли, почти бежали по деревне, тем яснее становилось, что что-то не то. И увидели: факелами вспыхивают в деревне дом за домом. Вбежала в свой дом. Отец засомневался: "Если уходить вот так, в чем есть без теплых вещей. Я мигом..." Миг стоил ему жизни. Каратели встретили на придворке и растреляли. Я с матерью не увидела этого, мы его ждали за домом. Мимо пробежала соседка и крикнула: "Бегите, растреливают всех, чего ждете - то?" Мать метнулась к дому: "Отец!" Навстречу звучали выстрелы, я за рукав потащила мать. Вслед нам продолжали стрелять. Деревню, ставшую костром, заволокло дымом. Видны были только мечущиеся фигуры: крики, стоны, рев животных - раненых и горящих заживо; казалось, деревня как живое существо, корчилась и стонала от боли. Мы с матерью под градом пуль бежали к лесу, уже не думая, что на снегу за дымной полосой, будут отлично видны на снегу наши следы. Кто-то бежал неподалеку, кто-то падал. От ужаса, невероятности, невозможности всего происходящего уже не о чем не думалось, ноги двигались автоматически, и казалось, что надо только достигнуть леса и все кончится, как страшный сон. Мать упала на снег: "Пусть убивают! Не могу больше!" Когда вбежали в лес рядом раздался детский плач. Из-за кустов показалась наша невестка с детьми. Ребятишки стояли на снегу босиком. Хотя и в таком страшном потрясении, но детей мы обули. Лесом направились к деревне Семеновское, но село тоже горело. Как загнанные звери крутились мы на клочке леса между деревнями.  Пошли в деревню Карпани, немцы побывали там, но большинство жителей ушли в лес. Предупредила из девочка из села Семеновское, выскочившая от растрела в окно в одном платье. Немного позже, когда поутихли костры, фашисты сняли охрану с уничтоженной деревни, горстка спавшихся пришла на пепелище. Глазам нашим представилась картина беды, и оставшимся в живых не верилось, как же удалось спастись от огромного котла смерти?

... Группу детей отвели в окоп за домами, кататели бросили туда гранату, но одна девочка осталась жива. 

... Когда к одной женщине в дом зашли каратели, она как-то уловчилась проскочить мимо них и побежала к соседке. Женщина от страха забежала к ним в комнату, где была открыта половица, она вскочила в подпол и закрыла за собой половицу.  Каратели растреляли в этом доме всю семью, подожгли дом и ушли. Спрятавшаяся женщина вылезла из подпола и побежала домой, где нашла растрелянных - свою дочь и свекровь. В люльке оказался живым ребенок. Она схватила его и убежала в лес. 

Всего в огромной деревне в живых осталось 38 человек.